Все о воспитании щенка

Все о воспитании щенка

Щенку 2—3,5 месяца: начинаем дрессировку и воспитание 31 марта 2010 | Категории: Дрессировка и воспитание собак, ОКД

Прежде всего, нужно научить щенка быстро реагировать на кличку. На первом этапе следите, как вырабатывается этот навык. Необходимо постепенно сокращать число поощрений. Отмечайте ими только быструю и четкую реакцию щенка на кличку. Когда щенок начнет результативно реагировать на кличку, начинайте второй этап. Поощрение выдавайте, если заметите, что реакция ослабевает.
Когда щенку исполнится 2 месяца, можно начинать аккуратно, не причиняя боли, приучать малыша к поводку и шлейке.

Первый этап: приучение к шлейке. Она должна соответствовать размерам щенка. Будьте осторожны, надевая шлейку, но действуйте быстро. Отпустите щенка, чтобы он свободно побегал. Малыш беспокоится? Затевайте игру, пробежку. Это отвлечет собаку. Щенок ведет себя хорошо? Похвалите его, погладьте, дайте лакомство.

На втором этапе щенка приучают к поводку. Вам нужен легкий поводок с нетяжелым карабином, ширина поводка — 1 см, длина — от 1,5 до 2 м. Ваша задача: присоединить поводок к шлейке и опустить его на пол. Контролируйте ситуацию: поводок не должен ни за что цепляться. Начинайте с 20 минут пребывания щенка на поводке.

На третьем этапе берите поводок в руки, чтобы походить вместе со щенком. Щенок тянет в сторону или останавливается? Проговорите кличку, затем скомандуйте «Пошли». Щенок упрямится? Увлеките его лакомством или игрушкой. За хорошее поведение «премируйте» собаку поглаживанием, похвалой, угощением.

Запомните: поводок нельзя использовать для наказания, чтобы щенок его не боялся. Нельзя позволять собаке тянуть поводок зубами, грызть его — поводок не игрушка, а инструмент воспитания.

Приучаем щенка к команде «Ко мне»

Важно, чтобы эту команду щенок начал осваивать после того, как с хозяином будет установлен хороший контакт, а собака привыкнет к кличке и месту. Обучение команде «Ко мне» проходит наиболее удачно, если щенок будет воспринимать ее как прелюдию к поощрению, которое объединено с приятными ощущениями. Это может быть игра, угощение, похвала.

На первом этапе вам потребуется кормушка. Наполните ее кормом, возьмите в руки. Позовите щенка, используя кличку. Когда он обратит на вас внимание, скомандуйте «Ко мне», опуская кормушку на место. Щенок начал подбегать к вам? Дайте команду еще раз. Подбежал? Скажите ему: «Хорошо!» и покормите.

Примерно пять таких занятий — и ваш щенок готов ко второму этапу: обучение команде «Ко мне» при выходе из дома.

Учим щенка прекращать нежелательные действия и спокойно реагировать на мытье и чистку

Для этого использую команду «Фу». Действовать следует деликатно, чтобы не тормозить общую активность щенка, его естественные потребности в играх и беге. В отучении щенка от нежелательных действий основной момент — переключение внимания собаки на другую деятельность. Вы видите, что щенок заигрался, ухватил зубами штору или тапок? Произнесите его кличку, отвлекая внимание, бросьте на пол любимую игрушку малыша. Скорее всего, он устремится за игрушкой. Можно использовать звук гремящей жестянки, чтобы отвлечь собаку.

Столь же деликатно нужно действовать, приучая щенка к мытью и чистке. Не причиняйте ему боли, будьте осторожны — тогда в дальнейшем он не будет бояться водных процедур.

Новый уровень команд «Ко мне» и «Гуляй»

Осваивается поэтапно. Вначале давайте команду «Ко мне», не произнося перед нею кличку. Затем наращивайте расстояние, на которое отбегает щенок по команде «Гуляй», и расстояние, с которого даете команду подойти к вам. Увеличивайте долю времени, которое щенок проводит без поводка, но не слишком увлекайте его свободой. Зовите его, если он скрылся от вас или слишком далеко отошел.

От молодого щенка не ждите моментального и четкого выполнения команд. Пусть он небыстро, но выполнит ее.

Воспитание или дрессировка

И тут мы подошли к большой теме под названием «Воспитание или дрессировка». Проблема, что большинство родителей пытаются своих детей не воспитывать, а дрессировать. В частности, Лёнин папа этим и занимался.

Что такое дрессировка? Мы часто встречаем дрессированных животных. Как можно выдрессировать, к примеру, медведя? Оказывается, при большом упорстве это возможно. Если подложить под передние лапы медведя горящие угли, он взревёт и встанет на задние лапы, поднимая передние. Как только передние лапы подняты, тут же в рот ему кладут мёд. И при этом тут же он слышит хлопок плетки дрессировщика. И так ещё раз и ещё раз. Так постепенно, раз за разом. Пока в один прекрасный момент станет достаточно только хлопнуть – и медведь сразу поднимется на задние лапы. Вот так дрессируют медведей. А как детей? Оказывается, приблизительно так же.

Поделюсь с вами интересным наблюдением. Как правило, на занятии на эту тему я задаю родителям провокационный вопрос: «А вы своих детей воспитываете?». И ещё не было занятия, чтобы один из редких присутствующих пап не отреагировал с таким удовольствием: «А как же, я его ка-а-а-а-к…». Дорогие папы, вы полагаете, что, наказывая, воспитываете? То есть воспитание равно наказанию? А ведь всё наоборот: из-за того, что отсутствовало воспитание, пришлось наказывать! Если уж пришлось поднять руку на своего ребёнка, значит, он уже успел что-то натворить, уже поздно…

Во-вторых, и это основное, когда мы прививаем ребенку что-либо силой, наказанием, криками, критикой, нервами, слезами, то несмотря на то, что он это выполняет, у него создаётся внутреннее сопротивление желанию родителей. Они этого не хотят ни слышать, ни выполнять, но что? Приходится подчиняться. Вот это и называется дрессировка, а не воспитание.

Давайте вспомним собаку Павлова. Когда собаке давали поесть, зажигалась лампочка. В следующий раз снова давали поесть, снова зажигалась лампочка, пока на определенном этапе не начиналось: как только зажигали лампочку, у собаки слюнки текли. То есть исследователям удалось привить условный рефлекс собаке: зажигание света связано с принятием пищи.

А теперь перейдём от собаки Павлова к Лёне. Почему Лёня не захотел продолжить учиться играть на аккордеоне? Потому что он при словах «Лёнь, аккордеон» – всем телом вздрагивал. Ведь шесть лет его погоняли, заставляли.

Весь его ассоциативный мир, связанный с игрой на аккордеоне, связан со страхом, с неприятными чувствами.

Воспитание насилием и угрозами подобно сжатой пружине: как только отпустим, тут же распрямится. Так и Лёня слушался, пока его одного не оставили. И тогда пружина распрямилась, и теперь от него можно слышать только одно: «Не хочу музыку».

Да, отец может запустить чем-нибудь в Гриню и крикнуть: «Иди, учись!». И Гриша пойдёт, но вот только что там, в душе Гриши, произойдёт? Он поймёт: «Да, папа сейчас сильней. Надо переждать. Еще три года, а там посмотрим, кто кого!».

Но пока Гришка учится, и папа доволен. Вот только через три года папа никак не поймёт, что случилось с сыном, почему совсем забросил учебу? Сколько есть родителей, от которых можно услышать ту же жалобу. Не поймём: в школе сын учился хорошо, чуть ли не отличником был, а почему он не может учиться в институте? Почему его оттуда выгнали? Ответ тот же. Прижали Гриню, как пружину, а когда он остался один, то пружина распрямилась и Гриша захотел чего угодно, только не учёбы. Вот тут родительская ошибка – навязываем нашим детям внешнее поверхностное отношение к учёбе вместо того, чтобы привить им само желание учиться. Увы, занимались дрессировкой, а не воспитанием…

Но так не должно быть. Родители должны стремиться к тому, чтобы ребёнок сам захотел усвоить все ценности и качества. На профессиональном языке это называется положительное усвоение.

Объясним это глубже и свяжем с теоретическим определением. Когда говорят ребёнку: «Делай то-то» и он это делает, это не воспитание. Он это делает, но следа в душе это не оставляет. Это автоматическое действие. Когда же говорят ему: «Так следует поступать» и он это сам делает, и это происходит снова и снова, вот тогда действие действительно оставляет след в душе ребенка. Вот этот неизгладимый след и называется совестью. В этом и есть родительская цель.

Говорят наши мудрецы, что совесть – это вакцина против наших желаний. Когда у человека появляется какое-то не очень хорошее желание вопреки велению совести, то начинается внутренняя борьба. И чем сильнее прививка совести, тем больше шансов у человека победить. К примеру, ребёнка приучили говорить правду. Когда он попадёт в непростую ситуацию, начнётся у него внутренняя война между велением совести и желанием той выгоды, которую он получит ото лжи. И есть шанс, что совесть победит.

Но если ребёнок не был правильно воспитан, а слышал время от времени поверхностные нотации о недопустимости лжи, то никакой внутренней войны не произойдёт. Отвращение ко лжи и полное её неприятие не было вписано в его душу. И тогда совесть в этой точке будет отсутствовать.

И так во всём. Например, пьянство и наркомания. Насколько родителям удастся привить детям понимание колоссального вреда, который могут нанести пьянство и наркомания, настолько больше шансов будет у детей противостоять влиянию друзей на улице и в подворотне.

И так не только в области негативного, но и в позитивной части воспитания. Следуя правилам положительного усвоения, это можно сформулировать так: родители должны предпочесть не сиюминутный результат в поведении ребёнка, а желание самого ребенка вести себя определённым образом. Например, когда отец учится с сыном, цель не в том, чтобы сын знал, а чтобы сам процесс учёбы был сыну приятен.

Итак, подведём промежуточный итог.

Родители должны заниматься воспитанием детей, а не дрессировкой. Разница между ними: дрессировка только прикрывает зло в ребёнке и создаёт впечатление приобретения необходимых ему качеств, воспитание же приводит к тому, что сам ребёнок не хочет этого зла, а всё хорошее хочет сам приобрести.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Если ребенок попросил пить, но не посмотрел в глаза, пить ему прямо сейчас не дадут. Это не издевательство, а прикладной анализ поведения или АВА-терапия (applied behavior analysis). Молодая дисциплина, в основе которой лежит бихевиоризм: направление психологии, знакомое всем по имени академика Павлова. У АВА неоднозначная репутация, и она рождает регулярные жаркие споры.

По мнению одних, это самый эффективный метод коррекции аутизма, выявляемость которого все растет и растет. По cловам других, подход не дает людям с аутизмом самовыражаться. И в результате обычному родителю ребенка с таким расстройством не остается ничего, кроме замешательства. Чтобы разобраться, мы взяли 5 спорных суждений об ABA и обсудили их со знающими людьми. Противником выступила старший научный сотрудник Института коррекционной педагогики, лауреат государственной премии президента РФ в области образования, кандидат психологических наук Мария Либлинг, а защитником – президент Центра проблем аутизма, инициатор профессионального обучения специалистов в области АВА-терапии в России Екатерина Мень.

Далее используется сокращение РАС — расстройства аутистического спектра.

АВА – это дрессировка?

Мария Либлинг

А как еще назвать систему обучения навыкам, построенную на принципе «делай то, что тебе говорят, и получишь вознаграждение»?

Спонтанные реакции и моменты инициативы у ребенка с аутизмом не только не провоцируются, но являются по ABA совершенно ненужными и неуместными, собственные интересы и пристрастия ребенка не учитываются, а нужные навыки вырабатываются «за конфетку». В итоге у ребенка нет интереса к людям, к жизни, нет понимания социальных ситуаций, различения эмоций и способностей их выражать, то есть не сформирована основа социализации. А это грустно.

Екатерина Мень

Этот миф прочно сидит в головах. И его корни кроются в нескольких моментах. Первое – выход бихевиоризма из работ Павлова. Второе – тот факт, что законы поведения, рефлексы и оперантные навыки у животных и человека формируются по одной логике. Да, у нас общие механизмы функционирования нервной системы и законы неврологического существования, мы, например, на 90% генетически идентичны свинье, всем нам надо есть и дышать, но это не делает нас равными. Есть сущностные 10%, которые нас отличают. Я не знаю, почему это людей смущает.

Но когда мы учим собаку танцевать, мы понимаем, что самой собаке это не нужно. А АВА-специалист не учит ребенка-аутиста ненужным навыкам, он учит тому, что облегчит жизнь конкретно этому человеку. И такое обучение нельзя назвать дрессируй. Эволюционируя, АВА гуманизировалась и избавилась от многих ошибок.

Например, на заре АВА «наказание» понималось буквально, как жесткий аверсивный стимул, ребенка могли и ударить электрошоком.

Со временем выяснилось, что наказание работает лишь до определенного предела, и гораздо продуктивнее подкреплять правильное поведение. Поэтому сегодня «наказание» в АВА – это всего лишь ограничение доступа к желаемому.

Другая ошибка ранних опытов – это попытки работы с болевым поведением. Это когда ребенок ведет себя неадекватно, и причина этого не в том, что ему так захотелось, а в том, что у него что-то болит, а он в силу своей аутичности просто не может понять и обозначить свою боль, и выражает ее через радикальные формы поведения. Как умеет, у него нет других средств. К счастью, современные специалисты осознали проблему и учитывают, что если что-то болит, это нужно лечить.

Получается, AВА может мешать эмоциональному развитию ребенка?

Мария Либлинг

Важно понимать, что все методы коррекции аутизма раскладываются в два «кармана» подходов к его коррекции: поведенческий и развивающий.

В чем разница между поведенческими и развивающими подходами? Если мы говорим о поведенческом анализе, то это бихевиористский подход, представляющий человека как сумму навыков, которые он приобрел в ходе жизни. Поэтому первое направление работы с ребенком в рамках АВА – выработка конкретных навыков. А второе – устранение, «гашение» нежелательного поведения.

Специалисты по АВА разве анализируют причины поведения ребенка в конкретной ситуации: зачем он, приходя на кухню, кидает тарелку на пол? Чтобы получить сильный сенсорный эффект. Мы хотим это прекратить, и делаем что-то, чтобы он этого эффекта не получил – заводим пластиковую посуду, стелем ковры. Выяснили, проанализировали, устранили.

Да, действительно, поведенческими методами мы можем выработать много навыков. Но тогда перед нами будет высокофункциональный человек с РАС с большим набором навыков, который по-прежнему остается аутичным, не интересуясь людьми, их эмоциями, их отношениями и своей собственной жизнью. Потому что накопление количества отработанных навыков не означает, что ребенок развивается, а сам процесс отработки навыков не «запускает» и не «стимулирует» детское развитие.

«Запускает» развитие ребенка вовлеченность в эмоциональный контакт, в человеческие отношения, прежде всего, с близкими людьми, с мамой. А «стимулируют» эмоции других людей, способность «заражения» этими эмоциями, интерес к другому человеку.

Развивающий подход имеет стратегию, которая совсем не про овладение суммой навыков. За ним стоит знание о нормальном детском онтогенезе и стремление приблизиться к его дороге в случае ребенка с аутизмом. Мы, сторонники одного из таких подходов (эмоционально-смыслового, ЭСП), хотим не чтобы внешне поведение ребенка максимально напоминало обычное поведение, а чтобы у него появились те же интересы, что и у обычных детей, чтобы он играл в те же игры, да, но потому что он этого хочет, а не потому, что его за это кормят конфетами.

Екатерина Мень

Аутизм – это поведенческий диагноз, он ставится на основании наблюдения за поведением. Нет объективных анализов крови и результатов МРТ, указывающих на него. Но если мы видим сбой в поведении, то и исправлять его следует поведенческими методами.

АВА-терапия – это единственный способ «влезть» в аутичный мозг. Таблетки и операции ничего в нем исправить не могут. Исправить может только правильный опыт, в который мы вводим ребенка, чтобы он в нем регулярно находился, и за счет этого его сети перестраиваются, как рояль. И это всегда развитие, поскольку позволяет увеличить арсенал навыков, репертуар «поведений», которыми владеет человек, а значит дать ему больше возможностей для взаимодействия с миром.

АВА не может совмещаться с другими способами коррекции?

Мария Либлинг

Если в семье, воспитывающей аутичного ребенка, практикуется «правильный», т.е. интенсивный вариант АВА-терапии, то ни на что иное времени и сил просто не остается.

К тому же, другие занятия могут усиливать психическую активность ребенка, могут помочь ему осознавать, чего он хочет, и чего не хочет, делая его желания и «нежелания» более стойкими. Это очень затруднит работу по АВА-программе, создавая у ребенка множество новых «нежелательных поведений», которые придется преодолевать с помощью АВА-тренинга. В итоге ни АВА, ни те занятия, с которыми ее пытаются сочетать, не принесут желаемого результата.

Однако никто не отрицает эффективности использования АВА как инструмента в решении «точечных» задач, коррекции отдельных проблем: агрессии, разрушительных видов стереотипного поведения. Или на самом начальном этапе помощи ребенку (подростку, взрослому) с тяжелым вариантом аутизма, с которым никто никогда не занимался, не имеющим никаких навыков самообслуживания, разлаженным в поведении, не пользующимся речью.

Принципиально только то, что АВА-метод не может и не должен быть единственным и главным в работе с аутичным ребенком. Конечно, в том случае, если мы хотим, чтобы этот ребенок развивался.

Екатерина Мень

Ребенок с аутизмом – это просто ребенок. Ему нужно разное развитие, но его трудно в этот опыт ввести. Все необходимые направления коррекции должны быть, но чтобы быть эффективными, они должны строиться на принципах АВА.

Есть, например, такое понятие – установление руководящего контроля. Когда взрослый знает, каким образом за счет средств АВА ребенка удерживать в обучающем опыте – без насилия, без репрессий, без физического ограничения. Поведенщик не может заменить логопеда. Но если логопед знает, как установить руководящий контроль над ребенком с аутизмом, то его занятия станут в разы эффективнее. АВА у аутистов как шампур – должен пронизывать всю коррекционную работу и повседневную жизнь. Ребенка, с которым занимаются по АВА-программе, нелегко удержать в логике не выстроенного по АВА занятия.

АВА – это здравый смысл. У нее очень развитая терминология, профессиональный язык. Но если вы переведете принципы поведенческого подхода в обычные слова, то обнаружите, что метод АВА – это презентация логики и воплощение здравого смысла. Можно ли видеть проблему в зависимости от здравого смысла, логичности и объективности? Если кто-то считает это зависимостью, то так тому и быть. Я чрезвычайно от этого зависима.

Навыки, отработанные при помощи АВА, не переносятся у ребенка из одной ситуации в другую?

Мария Либлинг

Если навык у аутичного ребенка вырабатывали дома, он не будет использовать его в детском саду или в любом другом месте, где он может понадобиться.

Сейчас АВА-специалисты «решают» эту известную проблему ABA, одновременно отрабатывая один и тот же навык в разных условиях – и в школе, и дома. Понятно, что при этом сил и времени тратится в два раза больше, а гарантии того, что ребенок воспроизведет этот навык, например, в гостях, или на даче, нет. Это говорит нам о том, что обучение навыкам по АВА-программе не приводит к их осмысленному усвоению. Но озаботиться осмысленным усвоением конкретных навыков важно.

Наш выход совсем иной. Когда ребенок приближается к пути нормального развития, когда ему становятся интересны другие люди и то, что происходит в его собственной жизни, навыки формируются примерно так же, как у обычных детей.

Например, речь – это ведь не просто «набор навыков». Поэтому в русле нашего подхода развитие речи встроено в игру, двигается за счет сюжета, осмысленной совместной деятельности, а не отрабатывается «за конфету». И тогда речь может быть и осмысленной, и самостоятельной.

Освоение конкретных навыков происходит с разной степенью успешности, это, конечно, зависит от ребенка. Но важно понять, чего мы хотим? Мы добиваемся, чтобы у него просто был хороший набор навыков? Тогда АВА подойдет. А если мы хотим получить заинтересованного в коммуникации человека, который во взаимодействии с другими людьми получает поддержку, то вот это под силу только основанным на развитии подходам.

Екатерина Мень

Это так, если человек получает плохую АВА-терапию. Либо хорошую, но суженную до одной-двух методик. Метод АВА – это фундамент, на котором развивается десяток разных методик и стратегий. Есть те, что предлагают максимально жесткую структуру обучения, есть более натуралистичные. Все понимают, что у детей с аутизмом есть проблема с переносом освоенного в одних условиях навыка в другие обстоятельства, и учитывают это при составлении программы. Если навык поддерживается жизнью, то дальше он будет обобщаться и укореняться благодаря среде, в которой его можно применить.

В последние годы АВА дрейфует к естественности. Белые стены, стол и терапевт уже в прошлом. Сегодня все данные подтверждают, что естественная среда, в которой вы опираетесь на законы поведения и техники в рамках АВА, имеет такой же терапевтический эффект, как и занятия с крутым специалистом. Другой вопрос, что для этого надо подготовить родителей. Чтобы они правильно реагировали, были последовательны. Контекст закрепляет поведение, и, например, ребенку легче и логичнее учиться чистить зубы с мамой, чем с тренером.

Нет четкого объема знаний, необходимых для того, чтобы в обычной среде (в жизни в семье) применять принципы поведенческого подхода. Для профессионалов есть стандарты. И, конечно, без профессионалов не обойтись. Смысл родительского участия, в первую очередь, в поддержке тех программ и векторов, которые заданы специалистом. Сначала родителю может показаться это сложным и, возможно, даже противоречащим его родительским привычкам. Многие семьи ориентированы на большую свободу в воспитании детей.

Для некоторых обычных детей это подходит, но тоже не для всех. И это уж точно не подходит для детей с аутизмом. Перенастройка воспитательных принципов может занять какое-то время. Но поведение родителей формируется ровно по тем же законам, что и поведение ребенка: когда родитель видит эффект от изменения своих реакций, от заведенной специалистом структуры, от следования определенным правилам, он немедленно начинает все это поддерживать. И его участие в терапии становится естественным.

АВА – единственный научно доказанный метод коррекции аутизма?

Мария Либлинг

АВА-терапия действительно представляется «единственным научно доказанным методом» только АВА-специалисту, который признает «научным» единственный раздел психологической науки под названием «бихевиоризм». Я, правда, не уверена, что все, кто используют и рекламируют АВА, это понимают, возможно, этим людям просто не хватает знаний в области отечественной и зарубежной психологии и педагогики.

К примеру, я и мои коллеги работаем над проблемой коррекции аутизма уже более 30 лет, и так же, как «не поведенческие» специалисты во всем мире, проводим собственные исследования, разрабатываем методы помощи детям с РАС и их семьям, защищаем диссертации, пишем методические пособия. За это время выросло, как минимум, три поколения наших бывших пациентов, большая часть которых «пациентами» перестали быть. Это называется «лонгитюдный эксперимент», то есть длительная, многолетняя коррекционная работа, сочетающая в себе различные методы, нужные в определенном возрасте или при определенной форме аутизма. Если это все не наука, чем тогда мы все заняты?

Еще в девяностые мы много читали, переводили, и на протяжении ряда лет пытались адаптировать к собственной практике поведенческие технологии. Мне странно слышать часто звучащее сегодня: «поведенческий подход был привезен в Россию в начале 2010-х», ведь в 2000 году моей ближайшей коллегой была защищена диссертация по результатам нашего многолетнего опыта адаптации методов поведенческой терапии для формирования социально-бытовых навыков у детей с аутизмом. И собственный опыт привел нас к тому, что мы сознательно отказались от использования этого метода в качестве единственного и главного в воспитании детей с аутизмом, понимая риск получить с ним «высокофункционального» человека, который все равно будет оставаться аутичным.

Ясно, что родителю, который в России мог долго не видеть адекватной помощи своему ребенку, и наконец, благодаря АВА, получил возможность отработать у него хоть какие-то навыки, трудно отказаться от такого метода.

Но, тем не менее, существует масса развивающих подходов, которые многократно превосходят АВА по эффективности. Есть DIR–подход и метод Floortime С. Гринспена, есть эмоционально-смысловой подход к коррекции аутизма, разработанный О.С. Никольской и ее коллегами. Основная идея таких подходов в том, что работать надо на развитие, которое происходит внутри эмоционально значимых отношений. При этом никто не отнимает у ребенка его «время на полу» (так переводится название метода Floortime), никто не создает ему с порога учебную ситуацию с подкреплением, потому что «подкреплением», наградой для ребенка со временем должно стать само взаимодействие и эмоции играющего с ним человека. DIR-подход, учитывающий особенности развития ребенка (Developmental), его индивидуальные особенности (Individual-difference) и систему отношений, в которые он включен (Relationship-based), основан на тех же смысловых ориентирах, что и эмоционально-смысловой, и на игре как базовом виде деятельности.

Есть много методов, которые содействуют развитию ребенка с РАС, и могут быть использованы в русле развивающих подходов. Это сенсорная интеграция, нейропсихологические методы, сомато-сенсорная коррекция, метод Миллера, подход Гринспена, когнитивные и метакогнитивные методы, метод Кауфманов, «домашние программы» тренинга для родителей, воспитывающих детей с РАС, и многое другое. И все они достойны того, чтобы о них хорошо знали.

Екатерина Мень

Больше ничего такого уровня доказательности я не знаю. Надо понимать, что АВА – это дисциплина, внутри которой сформирована методологическая основа, из которой вырастает много методик, техник, приемов. Ее методологический фундамент доказан. Хорошая доказательность у метода РЕСS, но он также основан на законах вербального поведения Б.Ф. Скиннера, в свое время изложившего основные принципы поведенческого анализа. Или Денверская модель раннего вмешательства, имеющая ряд уникальных методических свойств, но тоже построенная на поведенческих принципах. Безусловно, есть то, что работает, и при этом отличается от классической АВА, но везде так или иначе в основе Скиннер.

Я считаю, что альтернативы АВА не нужны. Это самая креативная педагогика, в ее рамках можно делать что угодно.

Материал подготовлен Дарьей Крыловой

Любители СЕРЬЕЗНЫХ СОБАК (КА ДЕ БО и другие)

Адаптация щенка.

Как только щенок привык к вам, успокоился после разлуки с мамой
и братьями-сестрами, вам надо начинать выносить щенка на улицу.
Мы все знаем, что до прививок и карантина гулять со щенком нельзя, но понимаем,
что нам важен именно этот период (до 2-х месяцев и больше) для приучения щенка к незнакомым доселе раздражителям. Поэтому мы не будем спускать щенка на землю
и, тем более, никому не дадим его трогать, посадим щенка в рюкзак и повесим впереди себя (на живот ).
Мы должны выйти на улицу и начать прогуливаться сначала около своего дома, в нешумном месте. Если щенок нормально к этому относится — высовывает мордочку и вертит ей в направлении звуков и объектов — очень хорошо. Если же он прячется при появлении человека, при звуке двигателя проезжающей машины, значит, вы немного поторопились, и гулять следует пока в более безлюдном месте и в то время, когда во дворе не так оживленно.
Звуки, к которым мы приучаем собаку, должны быть обычными: шум машин, разговор людей, радостные детские крики, лай собак, крик ворон, звук метлы дворника и т.п. Сильные звуковые раздражители: салют и пр. во время этого периода не должны звучать (выбирайте время и место прогулок с учетом этих требований).
Если у вас есть хороший результат, можно усложнить задачу:
выходите к улицам, сначала к тихим, потом на более шумные, гуляйте со щенком в рюкзаке вдоль дороги, мимо магазина и т.п.
Во время того, как щенок реагирует на звуки и зрительные раздражители,
вы должны вести себя нейтрально, можно иногда поговорить со щенком, ‘настроить его на себя’, не надо ‘сюсюкаться’ и тем более, поощрять его рычание, если оно появилось.
Эти упражнения мы делаем в возрасте 1,5-х — 3-х месяцев.

Вот уже сделаны все прививки, пройден карантин, и вы собираетесь первый раз выйти гулять без рюкзака. Вашему щенку 3 месяца.
Для начала следует продумать время этого выхода: лучше всего утречком, пораньше, пока никто никуда не торопится, не бежит, вывести щенка во двор, поставить его в какое-либо тихое место, например, у своего крыльца, и дать ему освоиться. Позже можно начинать с ним двигаться. К этому времени щенок должен быть приучен и к ошейнику (к шлейке)
и к поводку. Иногда останавливайтесь и общайтесь со щенком, иногда идите спокойно.
Помните — все упражнения надо делать только на поводке, ваша собака должна быть под контролем!
Постепенно вы будете увеличивать время прогулки и усложнять маршрут.
Все щенки ведут себя по-разному, оказавшись первый раз на улице.
Это зависит, в основном от их индивидуальных особенностей.
Есть щенки, которые с интересом обнюхивают незнакомые предметы, тянутся к людям.
Не надо считать это признаком того, что у вас собака излишне добрая и не будет вас охранять и защищать впоследствии.
В этом нежном возрасте, у щенков главная реакция — ориентировочная, и любопытство,
а также некоторая робость вполне уместны.
Контактный, подвижный щенок, тянущийся к незнакомым людям, скорее всего, вырастет
бесстрашным, уверенным в себе животным, с которым можно заниматься спортивной дрессировкой и защитными курсами довольно успешно.
Если такой щенок на улице хочет подойти и поприветствовать человека, надо спокойно подойти и дать ему это сделать (предварительно попросив человека нейтрально, не реагируя на щенка, постоять немного). Щенок поскачет, проявит излишнюю, но для него вполне нормальную доброжелательность, ‘скажет’: ‘я тебя люблю!’ — это естественно.
Вы должны понимать, что щенок живет у вас совсем недавно, и все те люди, которые его окружали — его друзья; сейчас же он пока не в состоянии разбираться — кто свой, кто чужой, вы все для него — просто ‘ноги, за которыми надо бежать’.
Вы подошли к человеку, собака ‘поскакала’ вокруг, человек не трогает щенка,
не обращает на него внимания (напоминаю — попросите его об этом),
тогда со щенком можно двигаться дальше:
Если щенок ‘бухтит’ на незнакомых людей, не доверяя им, следует, не спеша, если щенок проявит желание, подойти к объекту. Если щенок совсем не хочет двигаться вперед,
к человеку — остановитесь и посадите щенка, дайте ему осмотреться, ‘подумать’ и успокоиться. После чего надо попробовать подойти к объекту настороженности (также предварительно попросив человека постоять спокойно немного) и начать двигаться вдоль и вокруг него, до тех пор, пока щенок не успокоится и не перестанет ‘пугать’ объект и ‘возмущаться’ присутствием человека:
Если же, после остановки и посадки щенка, малыш все же не хочет подойти близко к человеку, не тащите его насильно — достаточно, если щенок посидит даже в 3-х, 5-ти метрах от него.
Учтите, что во время того, когда вы проводите адаптацию щенка, вы должны строго следить за физическими нагрузками.
Для маленького щенка пройти 1-2 километра уже большое дело.
Если вы переусердствуете, у него просто начнут болеть ноги:
Если ваш щенок проявляет признаки стресса (мелко дрожит, зевает и т.п.),
надо вернуться на ступень назад, ни в коем случае не усложнять упражнения, наоборот — вернуться к более простым, к тем, которые получались хорошо.

Щенку уже 4-5 месяцев.
После всех этих упражнений и их повторений вы должны усложнять задачу:
вам следует подходить к магазинам, к местам, где (мимо вас) двигается ‘толпа’ людей.
Во время этих упражнений наберитесь терпения, вам надо ‘получить’ от щенка нормальную реакцию (нейтральную), он должен спокойно пропускать мимо себя людей, не проявлять агрессию и не лезть ко всем под ноги, не приставать к людям), и на это надо время.
Если вы наблюдаете у малыша мелкую боязнь чего-либо и кого-либо, не стоит дергать и ‘волочить’ щенка за собой. Во время таких проявлений не забывайте, что вы можете остановиться, посадить щенка и попросту дать ему немного времени, также можно ‘переключать’ щенка на себя — поговорить с ним, присесть на его уровень, слившись с ним воедино, стать ему опорой. Если щенок успокоился, попробуйте дать ему лакомство. Это проверка. Если стресса нет — он съест еду. Щенок вас слышит, с ним можно общаться.
Если щенок не берет лакомство — у него все еще стресс.
Мы можем ‘идти дальше’, только если мы получили хороший результат.
Если щенок активный, можно усложнять упражнения, не переусердствовав в физической нагрузке. Если щенок боязливый — заниматься следует чаще и дольше по времени, остаться на улице надолго, пока щенок не устанет и не успокоится.
Новое усложнение — проход через ‘толпу’ (подобное упражнение вы со своей собакой будете демонстрировать на обязательном для восточноевропейских овчарок тестировании поведения).
Вам надо найти место, где одновременно двигаются по своим делам 8-10 человек.
Можно искусственно создать такую ‘толпу’.
На коротком поводке, в рабочем темпе, вам надо пройти со щенком сквозь толпу, не ‘виляя’, щенок должен спокойно идти, пропускать людей мимо себя, не совершая попыток напасть на них, облаять или прыгнуть.

От 5 до 6 мес. Выход и вход домой — иногда это проблема, так как щенок считает порой, что дом и подъезд — это его собственность, он там живет.
Если щенок, проявляет какие то признаки неуверенности или облаивает (рычит) на ходящих в подъезде людей, следует повторять упражнение ‘вход и выход’ до тех пор, пока щенок не станет ходить спокойней и лучше, чем в первый раз.
Часто бывает, что владельцы так ‘запускают’ этот процесс, что собака буквально ‘вылетает’ из дверей, ‘сломя ноги’. Это очень опасно, так как она может попасть под машину, броситься на человека, испугать ребенка:
Поэтому подросшую активную собаку следует приучать к наморднику и выход и вход в дом делать в наморднике (лучше всего намордник-корзинка из кожи).
Поводок у вас должен быть достаточно длинный, чтобы подросший щенок мог продвинуться и пробежаться.
Некоторые щенки боятся выходить из квартиры — это говорит о слабой психике.
В таком случае щенка надо сажать близко к себе, пока вы собираетесь, не давая ему возможности сбежать и спрятаться (найти безопасную зону в стороне от вас), закрывать все двери, и спокойно выводить щенка на улицу. Щенок начнет ориентироваться и полагаться на вас в начале таких тренировок.
Дальнейшая работа зависит от наличия у вас времени и желания,
так как нам еще нужно приучать щенка к транспорту (самому разному),
помещениям, подземным переходам и пр. Плохая адаптация в этом случае обычно ‘лечится’ широкой географией прогулок.
Для всех этих упражнений есть строгое правило — щенок должен вам доверять,
у вас с ним должен быть отличный контакт, должно быть доверие!
Щенок не будет вам доверять, если вы будете без повода на него ‘рычать’,
ругать его за пустяки и наказывать, если он по команде сразу не пришел к вам.
Если он от вас убегает иногда — это ваша проблема, значит, где-то вы совершили ошибку, потеряли его доверие. Щенок в этом не виноват, поэтому не пытайтесь вымещать на нем раздражение от вашей неудачи в дрессировке и воспитании!
Оставайтесь для щенка разумным, спокойным и вызывающим доверие человеком.
Дрессируйте щенка только с помощью грамотного инструктора дрессировщика:

Социализация.
До сих пор ваш щенок общался лишь с себе подобными — собаками его породы
(мамой, братьями и сестрами).
Любая собака другой породы, большего или меньшего роста, будет, возможно его пугать, удивлять и т.п.
Здесь подходят все те упражнения, которые мы с вами делали, приучая щенка к незнакомым раздражителям.
Но вы должны делать их аккуратно, не давайте общаться своему малышу с ‘подозрительными’ собаками и не подводите щенка близко к незнакомым или явно ‘нехорошим’ соплеменникам или неадекватным людям. Они вам не друзья!
Предостерегаем вас от контактов с собаками бойцовых пород — не все они лояльны к щенкам, так как в этих породах собак генетически заложено отсутствие строгого для всех пород собак табу — не нападать на щенков и сук. Именно поэтому они вовсе не безопасны.
Наверняка у вас в районе или дворе живет одна — две спокойные собаки, которые не обижают малышей (надо поинтересоваться у хозяев, как их собаки реагируют на щенков).
Если щенок отказывается подойти к такой доброй собаке, чтобы ‘посмотреть’ на нее вблизи, не ‘пихайте’ его насильно. Посадите щенка в сторонке, пусть он привыкнет к ее виду. Щенок должен видеть и маленьких собак, и больших, и лохматых, и короткошерстных — самых разных.
Вы должны наблюдать за щенком. Лучше всего найти для вашего малыша
приятеля его возраста, любой породы, для совместных прогулок и игр.
В играх, возможно, его поваляют, но, если между щенками небольшая разница, они будут, в целом, играть достаточно ровно, без грубости. Вашему щенку нежелательно дружить с чересчур подросшим щенком тяжелой породы, который в игре будет делать больно или пугать вашего щенка. Можно ‘подружиться’ с взрослой собачкой маленькой породы, если у нее хороший характер. Лояльные собачки маленьких пород, даже будучи уже взрослыми, иногда с удовольствием играют со щенками, так они его ‘нагуливают’.
Очень хорошо, для компании собираться владельцам двух-трех щенков одного возраста, чтобы вместе играть и гулять, благодаря таким прогулкам ваш малыш будет чувствовать себя уверенней, ему будет весело и интересно.
Если ваша собака при появлении другой собаки ложится и поднимает лапы вверх —
это нормально, не надо ее дергать и заставлять немедленно вставать, она все делает
совершенно верно.
Бывает, что вы неверно понимаете, что происходит с двумя собаками, не зная об особенностях стайного поведения, и иерархической лестнице. Например, случается, взрослая сука, с которой вы гуляете вместе, буквально не дает покоя вашему щенку — она валит его на землю, трепет, наскакивает на него, рычит. Вам это не нравится:
На самом деле — вам ‘оказана честь’, ваш кобель-щенок выбран старшей в стае сукой
на роль ‘вожака-лидера’ и уже к ней подготавливается:
Чтобы понять, почему так происходит, мы советуем почитать вам книги по этологии — науки о поведении животных, основателем которой является лауреат Нобелевской премии Конрад Лоренц…
Существует много интересных материалов, например: ‘Аспекты поведения’ Роя Робинсона, ‘Критические периоды в жизни щенка’ К.Пфенфенбергера, ‘Поведение собак’ Ёрана Бергмана, ‘Психология собаки’ Леона Ф.Уитни. Особенно вам советуем, труды собственно самого Конрада Лоренца, книгу Карен Прайор ‘Не рычите на собаку’, а также книги В.Высоцкого (Украина) — специалиста по подготовки собак-телохранителей.
Мы настоятельно советуем вам прочитать книги о поведении собак, их позах и мимике,
Без этих знаний вы никогда не сможете понять, что же хочет вам ‘сказать’ ваша собака, вы не поймете, чем продиктованы ее поступки, и не сможете правильно корректировать ее поведение:
Если работать с собакой ‘наобум’, опираясь на свой предыдущий, забытый опыт или слова соседей, вы просто будете судить о собаке со ‘своей колокольни’,
делая неверные выводы, не сможете найти общий с ней язык:
Очень часто при попытке стороннего человека общаться с чужой собакой-подростком,
собака делает попытки кусаться, что хозяева истолковывают, как храбрость.
Иногда — (очень редко) перед нами действительно уверенная в себе собака, которая просто не терпит посторонних, она недоверчива, но чаще всего — перед вами трусишка, который от страха пытается вас прогнать, у него прижаты уши к голове, взгляд полон страха.
Опытный человек, долго и внимательно наблюдающий за животными, видит это сразу, неопытный — нет.
Поэтому учитесь понимать вашу собаку, наблюдайте за ней и любите ее!
http://evpator-ksu.at.ua/forum/15-29-1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *