Собаки подрывники танков

Собаки подрывники танков

Механизм работы

Сама мина представляла собой брезентовый вьюк, надеваемый на собаку. В этом вьюке в боковых сумках размещались два тротиловых заряда массой по 6 килограмм каждый. На спине на деревянном седле размещались взрывное и расцепное устройства. Взрывное устройство в зависимости от задачи могло варьироваться. Либо это было взрывное устройство с наклонным датчиком цели, либо взрыватель замедленного действия.

Предполагалось, что прибыв к нужному месту (которое собака определяет сама или с помощью сигналов свистком хозяина), собака оценит наиболее выгодные с точки зрения уничтожения объекта место и время, потянет зубами рычаг, находящийся слева от морды. Вьюк разъемный. Он оснащен замком аналогичным замку парашютного ранца).

Когда собака потянет рычаг, замок раскроется и вьюк упадет на землю перед танком. Собака возвращается к хозяину, а танк, наехав на датчик цели, подрывается. Полагали, что такую собаку можно будет использовать многократно и не только для уничтожения танков, но и для уничтожения неподвижных объектов, совершения диверсионных актов на вражеских складах боеприпасов, горючего.

Короткое видео про советских собак-истребителей танков

Отдельные собаки, натасканные в полигонных условиях на знакомой местности на одни и те же объекты, усваивали после длительной дрессировки то, что от них требовалось. Однако, даже самая выдающаяся собака по кличке Инга как только задача несколько усложнялась (посылали на иной объект в пределах того же хорошо ей знакомого учебного поля, меняли сам объект, или он начинал двигаться) терялась, действовала невпопад, а чаще всего просто возвращалась к хозяину вместе с опасным грузом.

Обучение первой группы собак затянулось более чем на полгода, но положительных результатов достигнуто не было.

Тогда был предложен иной, упрощенный вариант использования собак. Собака теперь должна использоваться одноразово, т.е. погибала в момент взрыва мины. Вьюк делался неразъемным. На спине размещалось взрывное устройство с наклонным датчиком цели (деревянным штырем). При отклонении штыря назад, срабатывал взрыватель и мина взрывалась.

Центральной школы военного собаководства, 1931

Обучение сводилось к использованию простейшего рефлекса собаки — поиска пищи. В учебном центре миски с питанием размещали под стоящими макетами танков.

Голодных собак выпускали из клеток и, привлеченные запахом горячей еды, собаки бросались к танкам и залезали под них. Достаточно быстро собаки усваивали, что еду можно найти только под танком. Через некоторое время их учили выполнять эти действия, не обращая внимания на работающие двигатели танков, имитацию стрельбы и взрывов взрывпакетов.

Т.е. по замыслу создателей мины собака выпускалась из траншеи навстречу приближающимся танкам противника. Голодная собака, зная, что под танком находится пища, бежала ему навстречу и ныряла под него. Штырь упирался в броню машины, отклонялся назад и мина взрывалась. 12.4 кг. тротила вполне достаточно, чтобы проломить днище тяжелого танка. Это приводит к его уничтожению.

От учений к боевым действиям

Советский солдат в плену со своим питомцем. Предположительно 1941 год

Однако, когда перешли к обучению собак лезть под движущийся танк, оказалось, что собаки это делать отказываются. Препятствовал инстинкт самосохранения. Самые смелые собаки начинали просто преследовать танк в ожидании его остановки. Пушечные выстрелы танков отпугивали всех собак.

Еще одна серьезная ошибка в обучение собак-истребителей танков состояла в том, что для дрессировки советские кинологи использовали танки на дизельном топливе, тогда как немецкие танки использовали бензиновые двигатели. Поэтому, на поле боя собаки искали знакомые советские танки, игнорируя странный запах танков противника.

Отсутствие в тылу достаточного количества танков, которые можно использовать в качестве целей, нехватка топлива и отсутствие холостых артвыстрелов для полигонных танков не позволяли продолжить обучение первой группы собак до получения удовлетворительных результатов (если это вообще возможно).

Тем более, что руководство Главного военно-инженерного Управления РККА стало высказывать резонные и обоснованные сомнения в том, что использование собак в качестве носителей мин может дать результаты.

Первая группа собак-минеров ( 30 собак, 40 инструкторов, 4 повара, 6 водителей, 10 солдат минеров) была отправлена на фронт в конце лета 1941 года.

Уже на фронте попытались потренировать собак на реальной местности против настоящих танков. В результате из двадцати выпущенных собак ни одна задачу не выполнила. Собаки разбежались по полю и попрятались. Четырех из них отыскать так и не удалось. Двух задавили танки.

Сохранился отчетный доклад командира группы собак-минеров капитана Випорасского (Виноградского (?)) в ГВИУ, написанный от руки и датированный 16 октября 1941 года:

«…1. Большинство собак отказываются работать сразу и норовят спрыгнуть в траншею, подвергая опасности пехоту (шесть несчастных случаев).

2. Девять собак после непродолжительного бега в нужном направлении начинали метаться из стороны в сторону, пугались разрывов артснарядов и миномет.мин, пытались спрятаться в воронках, ямках, залезали под укрытия. Из них взорвались — три, не выявлено-две. Остальных, из-за того, что они стали возвращаться назад, пришлось уничтожить ружейно-пулеметным огнем.

3. Трех собак фашисты уничтожили ружейным огнем и забрали с собой. Попытки отбить и вернуть убитых собак не делались.

4. Предположительно четыре собаки взорвались вблизи от немецко-фашистских танков, но подтверждения о том, что ими выведены из строя танки не имею…»

Советские солдаты-вожатые ведут собак-истребителей танков. Битва за Москву. 1941

В выводах этого доклада в качестве причин провала действий группы указывалось, что причинами являются недостаточная обученность собак и неверная методика обучения, и предлагались методы обучения с учетом полученного опыта.

Однако и последующие попытки использования собак в качестве противотанкового средства осязаемых результатов не дали, и в принимающих решения инстанциях решили, что дальнейшая разработка этого способа минной войны нецелесообразна.

Тем более, что накопленный к этому времени опыт использования собак на фронте в качестве санитарных, собак подносчиков боеприпасов, тягловой силы, собак-курьеров, собак — искателей мин однозначно показывал, что собака нуждается в постоянном и тесном контакте с собаководом, что она может эффективно работать только под непосредственным руководством собаковода. При этом решающую роль играет привязанность животного к конкретному человеку, обладающему даром влияния на собаку. Это невозможно выполнить в плане использования собак как носителей мин.

Любопытно, что в этом же докладе командир упоминает о тяжелой морально-политической обстановке в подразделении и резко отрицательном отношении пехоты к «саперным душегубам».

Встречаются в донесениях политорганов и донесениях Особых Отделов НКВД сведения об отрицательном отношении солдат и командиров к идее собак-минеров. Так в донесении оперуполномоченного указано «… красноармеец 345 сп Колющенко в разговоре сказал, что мол мало народу погубили, так теперь и за собак взялись. Взят в разработку.»

Интересен в этом плане протокол допроса военнопленного гефрайтера танкиста О.Рихтмайстера. В частности он показал, что о применении Советами мин-собак ему известно. Труп одной из них им показывали. При этом лейтенант пояснил, что дела Советов плохи, красноармейцы отказываются сражаться за еврейско-большевистский режим и комиссары пытаются добиться побед, посылая в бой собак.

Поиск в архивах сведений относительно результативности использования собак-мин никаких результатов не дал. Нет ничего подобного и в немецких источниках.

Приводимые на сайтах сведения о том, что собаки-истребители танков за войну уничтожили свыше 300 немецких танков, к сожалению основываются не на документальных источниках, а являются пересказом чьей-то выдумки.

Википедия цитирует два случая эффективного использования противотанковых собак:

  • в немецком источнике есть упоминание об уничтожении одного немецкого танка в октябре 1941 года на окраине города Карачев:

Противотанковая собака в плену у немцев

«двумя днями позже, 18-й танковой дивизии генерала Неринга повезло меньше. 9-я рота 18-го танкового полка проложила себе путь на северную окраину города Карачев и остановилась на поле.

В этот момент танкисты увидели двух бегущих по полю овчарок с „седлами“ на спине. „Что это у них на спине?“ — в удивлении проговорил радист. „Думаю, что сумки с донесениями. Или это санитарные собаки“ — предположил стрелок. Первая собака поднырнула прямо под головной танк — прогремел взрыв. Унтер-офицер Фогель первый понял, что происходит: „Собака! — закричал он. — Собака!“. Стрелок выстрелил из своего Р-08, из танка № 914 дали автоматную очередь.

Животное, словно споткнувшись, перелетело через голову… В советской историографии ничего не пишут об этом дьявольском оружии, но оно существовало и применялось.»

Пауль Карель. Гитлер идет на Восток. Восточный фронт. Книга I. От Барбароссы до Сталинграда. 1941—1943.

  • летом 1943 года в битве на Курской дуге 12 немецких танков были уничтожены при помощи собак.

Так или иначе, во второй половине 1942 году использование противотанковых собак было сильно затруднено, большое их число выходило из-под контроля, стремилось вернуться обратно в расположение советских войск и подвергало их опасности.

Через некоторое время противотанковые собаки перестали использоваться. К осени 1942 года все попытки использования собак для борьбы с танками, равно как и использования их для совершения диверсионных актов (в том числе и под непосредственным руководством проводников) были прекращены.

По данным, которые приводятся в публикации “История и боевой путь Центральной школы военного собаководства (1924-1996 гг.)” в 1941 году было подготовлено 1007 собак истребителей танков и 1272 человек личного состава, а в 1942 — 783 собаки и 945 человек.

За весь период Великой отечественной войны на фронт было мобилизовано 68 тысяч собак, из них:

  • ездовые собаки составляли 43.3%,
  • минно-розыскные — 28.9%,
  • противотанковые — 14.1%,
  • все остальные службы – 13.3%.

Но есть немного другое мнение на этот счет. Советую почитать отрывок из книги Владимира Швабского «Мифы и правда о военном собаководстве»

Все три части на этом сайте:

Ю. Веремеев — Противотанковая собака (подвижные мины) — army.armor.kiev.ua

Николай Бортников — История и боевой путь Центральной школы военного собаководства (1924-1996 гг.) — www.simvolika.org

Журнал «Братишка» — Опыт, оплаченый кровью: Живое оружие Красной армии

История

Решение о применении собак в военных целях было принято Реввоенсоветом СССР в 1924 году.

В 1930 г. слушатель курсов военного собаководства Шошин предложил использовать собак против танков, а командир взвода 7-го полка связи Нитц дал предложению техническое обоснование. В 1931—1932 гг. в Ульяновской окружной школе служебного собаководства были проведены первые испытания. Позже испытания были продолжены в Саратовской бронетанковой школе и лагерях 57-й армии в Забайкалье, в 1935 г. — на Научно-исследовательском автобронетанковом полигоне в Кубинке.

Собаки-истребители танков (официальное советское название) были приняты на вооружение в 1935 году.

Во второй половине 1941 года под руководством доктора физико-математических наук Н. М. Рейнова для оснащения противотанковых собак были разработаны взрыватели новой конструкции

Одна из советских воинских частей по подготовке таких собак в 40-е годы располагалась в районе подмосковного посёлка Ново-Гиреево (сейчас — район Москвы Новогиреево), где была создана Центральная школа младших специалистов служебного собаководства. После войны эта часть окончательно была передислоцирована в Дмитровский район Московской области.

Собакам, оставшимся в живых к концу Великой Отечественной войны, была оказана честь принять участие в Параде Победы на Красной площади.

Эффективность

По данным советских источников, собаками было подбито до 300 танков противника.

  • в немецком источнике есть упоминание об уничтожении одного немецкого танка в октябре 1941 года на окраине города Карачев
  • летом 1943 года в битве на Курской дуге 12 немецких танков были уничтожены при помощи собак.

Собаки представляли проблему для немцев, поскольку танковый пулемёт располагался достаточно высоко и с трудом попадал в быстро перемещающуюся у поверхности земли собаку. Немецкое командование обязало каждого солдата пристреливать любую собаку, появляющуюся в поле зрения. Охотиться на собак предписывалось даже лётчикам истребителей люфтваффе — с самолётов.

Со временем солдаты вермахта стали применять против собак установленные на танках огнемёты, это оказалось достаточно эффективной мерой противодействия, однако некоторых собак остановить всё равно не удавалось.

Так или иначе, к 1942 году использование противотанковых собак было сильно затруднено, большое их число выходило из-под контроля, стремилось вернуться обратно в расположение советских войск и подвергало их опасности. Через некоторое время противотанковые собаки перестали использоваться.

Послевоенный период

Тренировка противотанковых собак продолжалась как минимум до июня 1996 года

…спецназ будет очень широко использовать собак… также для… задачи исключительной важности — для уничтожения ядерных вооружений противника.

Собаку намного легче научить незамеченной подбираться к ракете или самолёту, чем подлазить под рычащий грохочущий танк.

Как и раньше, собаки будут доставлять заряд весом около 4 кг, но заряды такого веса сегодня более мощные, чем они были в последнюю войну, а детонаторы стали несравнимо более совершенными и безопасными, чем раньше. Детонаторы, разработанные для этого вида заряда, срабатывают только при контакте с металлом, и не срабатывают при случайном контакте с длинной травой, ветками или другими объектами.

— Виктор Суворов, книга «Спецназ».

Есть сведения об использовании противотанковых собак движением Вьетминь во время Индокитайской войны в конце 40-х годов.

Кроме того, собаки использовались террористами для подрыва американских конвоев во время Иракской войны.

> В искусстве

Собакам-истребителям танков посвящено одноименное стихотворение волгоградского поэта Павла Великжанина .

> См. также

  • Боевые животные
  • Дина (собака)
  • Голиаф (самоходная мина)
  • Камикадзе

Примечания

  1. Противотанковая подвижная мина
  2. 1 2 «Донецкий кряж», № 2352 от 24.11.2006
  3. 1 2 Игорь Плугатарев. Псы антитеррора. // журнал «Солдат удачи», № 8 , 2006 г., стр. 10-15
  4. 1 2 Г. Медведев: Из истории военного собаководства
  5. «Взрыватели для собак специальной конструкции изготовили в физико-техническом институте Академии Наук под руководством доктора физико-математических наук Н. М. Рейнова»
    Инженерные войска города-фронта. Сборник воспоминаний ветеранов инженерных войск. Ред. генерал-лейтенант-инженер Ф. М. Грачев и др. Л., Лениздат, 1979; стр.293-301
  6. Питомник «Красная Звезда» сегодня. Фотографии из музея
  7. 1 2 3 4 Виктор Суворов, книга «Спецназ».
  8. USSR. Landmine, Antitank, Dog Архивировано 21 октября 2007 года. (англ.)
  9. Ю. Г. Веремеев. Противотанковая собака (подвижные мины)// сайт «Анатомия армии»
  10. «двумя днями позже, 18-й танковой дивизии генерала Неринга повезло меньше. 9-я рота 18-го танкового полка проложила себе путь на северную окраину города Карачев и остановилась на поле. В этот момент танкисты увидели двух бегущих по полю овчарок с „седлами“ на спине. „Что это у них на спине?“ — в удивлении проговорил радист. „Думаю, что сумки с донесениями. Или это санитарные собаки“ — предположил стрелок. Первая собака поднырнула прямо под головной танк — прогремел взрыв. Унтер-офицер Фогель первый понял, что происходит: „Собака! — закричал он. — Собака!“. Стрелок выстрелил из своего Р-08, из танка № 914 дали автоматную очередь. Животное, словно споткнувшись, перелетело через голову… В советской историографии ничего не пишут об этом дьявольском оружии, но оно существовало и применялось.»
    Пауль Карель. Гитлер идет на Восток. Восточный фронт. Книга I. От Барбароссы до Сталинграда. 1941—1943. (пер. А. Колина). М., ЭКСМО, 2009. стр.147-149
  11. Zaloga, Steve. The Red Army of the Great Patriotic War, 1941-45. Oxford, UNITED KINGDOM: Osprey Publishing. 1989. pp. 43. ISBN 978-0-85045-939-5.
  12. Радио России.
  13. Zaloga, Steven J., Jim Kinnear, Andrey Aksenov & Aleksandr Koshchavtsev (1997). Soviet Tanks in Combat 1941-45: The T-28, T-34, T-34-85, and T-44 Medium Tanks, Hong Kong: Concord Publication. ISBN 962-361-615-5, стр.72 (англ.)
  14. Dog Anti-Tank Mine, Soviet-Empire.com. Retrieved May 20, 2005 (англ.)
  15. «Terrorists tie bomb belt to dog in Iraq» (англ.)
  16. Областная культурно-просветительская газета «Грани культуры». ЯНВАРЬ 2017 г. № 2 (162). С. 7
  17. Поэт Павел Великжанин: «НЕЛЬЗЯ ПИСАТЬ СТИХИ ТОЛЬКО О РОЗАХ И ЗВЕЗДАХ…»

> Литература

Россия

В 1942 году в СССР стали обучать собак подрывать немецкие танки
Конец 1942 года, Сталинград. Морозную тишину разрывает рев немецких танков, которые движутся в направлении позиций неприятеля. Неожиданно, перед головной машиной появляется собака с каким-то предметом на спине. Обозреватель, находящийся в головной машине, не придает ее особого значения. Мало ли какие бездомные собаки тут гуляют. Тем временем, собака стремглав бросается под днище боевой машины. Через несколько мгновений немецкие солдаты с удивлением наблюдают, как танк подрывается, а из-под его гусениц вырывается сноп огня. Специально натренированная собака с привязанной к ее туловищу миной подорвала очередной немецкий танк.
Хотя вышеописанный случай является плодом воображения, во время войны между СССР и Германией немецким бронетанковым войскам зачастую приходилось сталкиваться с необычными четвероногими врагами. Это были специально натренированные собаки, которые несли на себе холщовые мешки с тротилом и бросались под вражеские танки, которые в результате этого подрывались. Советские солдаты называли их собаками-бомбами, а немецкие — противотанковыми собаками. Эти псы-камикадзе действовали, повинуясь исключительно заложенному в них условному инстинкту, даже не подозревая, какая жестокая участь им уготована.
Обо всем этом можно прочитать в книге «100 самых интересных историй Второй мировой войны» (Las 100 mejores anécdotas de la Segunda Guerra Mundial), представляющей собой очередное переиздание труда историка и журналиста Хесуса Эрнандеса (Jesús Hernández), впервые увидевшее свет в 2003 году.
Собаки для любых целей
Идея использовать собак на поле боя родилась в СССР в 1924 году, хотя изначально их функции были совершенно иными и заключались в том, чтобы отыскивать в снегу раненых и обнаруживать заложенные в землю мины по характерному запаху находившейся в них взрывчатки. Также рассматривалась возможность доставки с помощью «четвероногих друзей человека» сообщений в различные воинские части, хотя впоследствии от этого отказались из-за множества неудобств, которые подобное использование собак в себе таило, в частности, поимка собаки противником или ее возвращение к хозяевам.
Зная возможности собак, советские дрессировщики решили добиться того, чтобы эти животные доставляли тротиловые заряды под нижнюю часть танка, которая является наиболее уязвимой из-за тонкой брони. Это была нелегкая задача, но в случае ее решения можно было приступить к отработке приемов подрыва зарядов под днищем танка.
Как прививали условные рефлексы «противотанковым» собакам

Чтобы заставить собак выполнять эту задачу, советские дрессировщики основывались на исследованиях Ивана Павлова и Эдварда Торндайка, создателей теорий условного рефлекса и инструментального условного рефлекса. Первая гласит, что в ходе дрессировки новый условный стимул может запустить строго определенную рефлекторную реакцию. Данная реакция ассоциируется с физиологическими рефлексами организма (запах еды вызывает слюноотделение), которые могут быть изменены. Вторая теория говорит о необходимости укрепления поведения посредством поощрения в случае правильного выполнения животным поставленной задачи.
На этой основе и начались дрессировки. «В течение нескольких дней собак не кормили, а потом давали поесть под днищем танка с включенным двигателем», — пишет историк и журналист Хесус Эрнандес. Таким образом, уже сам вид танков вызывал у собак слюноотделение, поскольку они ассоциировались у них с приемом пищи. Но советские дрессировщики стремились к тому, чтобы животные бегом бежали к танкам, а для этого требовались дополнительные усилия.
«Хотя изначально в основе дрессировок лежала теория условного рефлекса Павлова (шум двигателя и танки ассоциируются с едой), в действительности они больше использовали инструментальный условный рефлекс. Если проанализировать ход дрессировок, то мы увидим, что от животного ожидают действия после возможной автоматической реакции слюноотделения после того, как он услышит шум танкового двигателя. Это уже другой вид обучения, в котором участвуют не только эмоциональные рефлексы, но также костно-мышечная система, реагирующая на сигнал, посланный нервной системой на выполнение какого-либо действия (отыскать танк, чтобы обнаружить под ним пищу)», — поясняют в интервью ABC Хайме Видаль (Jaime Vidal) и Элиса Инохоса (Elisa Hinojosa), сотрудники центра дрессировки и воспитания собак.
Методика дрессировки собак оказалась действенной и продолжает использоваться и поныне. «В настоящее время при дрессировке собак мы часто используем обе методики обучения. Мы используем условный рефлекс для создания необходимых эмоциональных основ, которые позволили бы ассоциировать дрессировку со спокойствием, уверенностью, радостью и т.д. Это превосходный инструмент для установления контакта между дрессировщиком и собакой, который усиливает предрасположенность собаки к учебе, дрессировке и работе. На этой основе мы разрабатываем изменение поведения с приятными последствиями (инструментальный условный рефлекс). Мы учим выполнять действия в обмен на лакомство», — подчеркивают эксперты.
Собака как живая бомба
Добившись того, что собаки бросались к вражеским танкам, советские дрессировщики решили вешать на животных мешки с тротилом, который должен был подрываться под танком с помощью хитроумного механизма. Замысел состоял в том, чтобы животное потянуло зубами за веревку или металлическое кольцо, привязанное к его шее, чтобы сбросить взрывчатку на землю, и вернуться к своим хозяевам. А уж те подорвут заряд с помощью дистанционного взрывателя. Задача была сверхсложной, но дрессировщики знали, что в случае успеха можно будет избежать многочасовой работы и немалых затрат на создание минных полей, которые зачастую оставляли лишь небольшие царапины на вражеской бронетехнике.
Эксперты утверждали, что эта идея вполне реальна, хотя и потребует многих часов напряженной дрессировки. «Это было вполне достижимо. Собака запоминает действие и повторяет его, поскольку оно влечет за собой приятные последствия (в данном случае, лакомство). Когда собака понимает, что ей нужно сделать, чтобы получить лакомство, то постепенно можно давать ей это лакомство все дальше и дальше от места действия. Металлическое кольцо является тем рычагом, который обеспечивает доступ к пище. Если получение лакомства и само действие с каждым разделять все больше во времени и пространстве, то собака в конце концов начинает понимать: «мне надо пойти туда, дернуть за кольцо, а потом бегом вернуться назад и получить еду», говорят Видаль и Инохоса.
Того же самого мнения, хотя и с некоторыми оговорками, придерживается и дрессировщик собак Эстебан Навас (Esteban Navas): «Возможно, что во время дрессировки собака дернет за кольцо и убежит. Но очень важно различать дрессировку, когда все факторы работают на то, чтобы упражнение было выполнено, и обстановку реального боя, когда крики и шум могут напугать животное».
Отчаянные меры СССР в начале войны с Германией
И все же дрессировки не привели к желаемым результатам, поскольку животные не всегда дергали за кольцо или веревку, что должно было привести к сбрасыванию взрывчатки. Требовалось больше времени, а его-то как раз и не хватало после 22 июня 1941 года, когда Германия начала осуществлять свой план «Барбаросса» и вторглась в пределы Советского Союза.
В те годы, немецкая армия накопила большой опыт боевых действий, отличалась решимостью и отличной организацией. И все же ее главным фактором были бронетанковые части, наводившие ужас, поскольку именно благодаря им немцам удавалось осуществление плана так называемой молниеносной войны, или блицкрига, тактика которой заключалась в быстром наступлении бронетанковых частей, в результате чего за короткое время удавалось овладеть обширными зонами территории противника за короткий срок.
При всей кажущейся сейчас простоте этой форме ведения войны, следует признать, что у Красной армии в то время не было достаточно оружия, чтобы сдержать натиск танков. И, красноармейцам приходилось применять не очень подходящие для этих целей ручные гранаты, не очень эффективные противотанковые ружья ПТРС-41 и артиллерийские пушки, которых не хватало.
Следует учитывать и то, что гитлеровцы сумели захватить большую часть территории СССР с находившимися на ней ресурсами. Тогда советское командование решило изменить тактику и использовать специально натренированных собак для подрыва танков. Взрыватель срабатывал именно в тот момент, когда собака, оказавшись под днищем танка, дергала за кольцо, погибая при этом сама.
«Этот эксперимент начался осенью 1941 года под Москвой, когда там стали дрессировать собак на подрыв танков. Предполагалось, что при выполнении задания собака погибнет», — рассказывает американский историк Стивен Залога (Steven J. Zaloga) в своей книге «Красная армия в Великой отечественной войне 1941-1945 годов» (The Red Army of the Great Patriotic War 1941-45).
«Было решено прикреплять взрывчатку собакам на спину. В зоне боевых действий их выпускали вблизи немецких танков. Животные бросались к танкам, надеясь под их днищем обнаружить еду. При соприкосновении с нижней частью бронемашины срабатывал детонатор, после чего следовал взрыв», — поясняет Эрнандес.
Личный состав?
Как справедливо отмечает Эрнандес в своей работе, одним своим появлением эти собаки наводили страх на немцев. Одним из первых, кому выпало на долю встретиться с этими необычными камикадзе, был полковник Ганс фон Люк (Hans von Luck), известный танковый ас, на счету которого было немало одержанных побед. Даже он опешил.
«Однажды, когда мы собирались покинуть одну из деревень, к нам бросилась собака, которая виляла хвостом и подвывала. Когда мы попытались ее поймать, она устремилась под танк, и через несколько секунд раздался сильный взрыв. Машина получила повреждения, но к счастью не загорелась. Мы бросились к погибшей собаке и обнаружили, что к ней был прикреплена взрывчатка с детонатором, который приводился в действие с помощью небольшой пластины. Когда животное залезло под танк, пластина задела за днище, воздействовала на детонатор, после чего раздался взрыв. Собака была надрессирована на то, что получала пищу под днищем бронемашин», — пишет немецкий танкист в своих мемуарах под названием «Panzer Commander».
Но с утратой фактора внезапности использование собак для подрыва бронетехники потеряло свою эффективность. «Эта тактика была результативной лишь вначале, когда немцы думали, что это собаки медсанбатов и не подозревали ловушки. Впоследствии, когда выяснилось, что они несли на себе взрывчатку, немцы стали расстреливать большинство приближающихся собак, чтобы они не могли достичь своей цели», — добавляет испанский историк и журналист. Ганс фон Люк придерживается такого же мнения, по крайней мере так он утверждает в своей книге: «Как только мы обнаружили уловку, то стали расстреливать всех собак, которых встречали».
Дрессировка собак также в целом не оказалась эффективной, поскольку во многих случаях они путали советские и немецкие танки. Представляете, что испытывали дрессировщики, наблюдая, как на их глазах обученные ими собаки подрывают свои же танки! Бывали также случаи, когда, испугавшись шума двигателей и стрельбы, собаки бежали обратно в расположение советских войск, приводя своих хозяев как минимум в замешательство.
Как бы там ни было, но эти собаки-бомбы использовались во многих сражениях (иногда наводя в первую очередь страх на противника, а не уничтожая его бронетехнику). Согласно советским источникам, которые цитирует Залога, наибольший урон собаки-камикадзе нанесли немцам во время Курской битвы, крупнейшего в истории Второй мировой войны танкового сражения. «Советские историки утверждают, что в ходе Курской битвы 16 собак уничтожили 12 вражеских танков. Немецкие источники со своей стороны утверждают, что применение собак не было очень эффективным», — отмечает американский исследователь.
Независимо от своей результативности в вопросах уничтожения немецкой бронетехники, собаки-бомбы изрядно потрепали нервы немцам, вынуждая их отвлекаться на этих быстрых животных, которых природа наделила большими способностями. Во многих случаях этого психологического фактора было достаточно, чтобы расшатать нервы немцев. «Хотя эффективность собак-смертников была невысокой, они неумолимо делали свое дело, ослабляя боевой дух немецких войск, поскольку заставляя их пребывать в постоянном напряжении. Советские военнослужащие понимали все значение такого воздействия», — добавляет Эрнандес.
Почему же все-таки не получилось?
Итак, почему все-таки использование собак-подрывников не получило широкого распространения? Профессиональный дрессировщик Навас объясняет это страхом, который вызывает у животного шум сражения. «Хотя речь и идет о развитии чисто технических навыков — собака должна подлезть под крупный и очень шумный объект, — ей достаточно трудно дается в силу эмоционального фактора. Ведь наукой доказано, что собаки испытывают те же самые ощущения, что и люди», — поясняет эксперт.

Таким образом, даже если бы дрессировка шла успешно, вряд ли собаки стали бы успешно решать поставленную задачу под свист пуль. «Приобретенные собакой навыки начинают давать сбой, когда она оказывается в обстановке реальных боевых действий с криками, шумом, убитыми людьми, а ее эмоции взвинчиваются до предела. Под эмоциями имеются в виду прежде всего страх и стресс. В СССР использовали мотивацию едой для того, чтобы собака выполняла эту задачу, но в обстановке боевых действий и страх, о которой мы писали выше, мотивация едой на собаку уже не действует», — поясняет эксперт.
Поэтому, продолжает Навас, в боевой обстановке собака воспринимает мотивацию едой как нечто вторичное или вообще не воспринимает. «Эту мотивацию как таковую исключать нельзя, ибо мы наблюдали поразительные результаты в течение ряда лет. Но это были обычные условия, а не боевая обстановка», — добавляет он.
При этом дрессировщик не забывает подчеркнуть, что собак не следует недооценивать, и во многих случаях все зависит от того, кто находится рядом с ними. «Возможности собаки те же самые, что и у дрессировщиков. Чем лучше дрессировщик, тем лучше его воспитанники», — утверждает он.
Видаль и Инохоса со своей стороны считают, что виной всему недостатки в самой дрессировке. «Возможно, была недостаточно проработана вторая фаза обучения. Первая фаза была отличной. Шум танковых двигателей, конечно, мог испугать собак, но с помощью условных рефлексов эту эмоцию можно заменить эмоциональным рефлексом радости, физиологическим рефлексом слюноотделения («Как хорошо, что принесли еду!», — поясняют нашей газете дрессировщики). Но вторая фаза дрессировки (утвердить в сознании животного необходимость подлезть под танк, чтобы эту еду получить) потерпела неудачу.
Вопрос дрессировщику собак Эстебану Навасу
Мануэль П. Вильяторо: Как бы Вы в нашей время стали дрессировать собаку, чтобы она выполнила задачи, которые перед ней ставили советские дрессировщики?
Эстебан Навасу: Прежде всего я хочу подчеркнуть, что подобная дрессировка не проводится. И все то, о чем я буду говорить, является чисто теоретическими соображениями. Итак, из ряда возможных вариантов мы бы выбрали постановку задачи, состоящую из следующих фаз:
1 фаза (ситуация): Разложить коврик и заставить собаку встать на него четырьмя лапами. После того, как собака это сделает, мы даем ей лакомство за пределами коврика. Повторять это действие до тех пор, пока собака не поймет, что должна встать четырьмя лапами на коврик.
2 фаза (позиция): Когда собака научится сама вставать на коврик, предложить ей лечь на коврик и дать за это лакомство, но обязательно за пределами коврика.
3 фаза (сигнал): Обучить собаку команде, которая будет ассоциироваться у нее с Фазами 1 и 2. Например, «Лечь». Это будет означать, что она должна направиться к коврику и лечь на него.
4 фаза (показ танка): После обучения команде «Лечь», показать собаке танк. Очень важно начать отработку этой фазы, положив коврик на некотором расстоянии от танка, последовательно сокращая его в ходе дрессировки.
5 фаза (цель): Затем необходимо расположить коврик точно в том месте под танком, где мы хотим, чтобы оказалась собака, дать ей команду лечь в нужном месте, повторив это необходимое количество раз. После того, как собака поймет, где ей нужно ложиться, убрать коврик, повторить команду, и собака ляжет под танком.
6 фаза (пребывание под танком): После того, как собака легла под танк, необходимо добиться того, чтобы она оставалась под ним от 5 до 10 секунд. За это она получит лакомство или иное вознаграждение, будь то мяч или какая-то игрушка, которая ей понравится. Таким образом, собаки не будут искать пищу под танком, а пища сама будет приходить к ним за то, что они легли под танком.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.


eska

Парад на Красной площади. Москва, 1 мая 1938 г. Противотанковая собака — специально дрессированная собака с укреплённым на ней зарядом взрывчатого вещества. Собака забиралась под танк, срабатывал датчик цели (деревянный штырь длиной около 20 см) и заряд взрывался непосредственно под днищем танка. Собаки применялись Красной армией во время Великой Отечественной войны против танков вермахта.

В 1930 г. слушатель курсов военного собаководства Шошин предложил использовать собак против танков, а командир взвода 7-го полка связи Нитц дал предложению техническое обоснование. В 1931—1932 гг. в Ульяновской окружной школе служебного собаководства были проведены первые испытания. Позже испытания были продолжены в Саратовской бронетанковой школе и лагерях 57-й армии в Забайкалье, в 1935 г. — на Научно-исследовательском автобронетанковом полигоне в Кубинке.

Собаки в тренировочном лагере, 1931
Собаки-истребители танков (официальное советское название) были приняты на вооружение в 1935 году.
Собаку не кормили несколько дней и приучали её, что еду можно найти под танком. Далее собаке прикрепляли макет взрывного устройства и дрессировали залезать под танки уже с ним. Наконец, учили не пугаться движущихся и стреляющих танков.

В боевых условиях собаку держали впроголодь, в нужный момент укрепляли на ней настоящее взрывное устройство (около 12 кг тротила), непосредственно перед применением снимали предохранитель и выпускали собаку навстречу вражескому танку. Мина взрывалась под относительно тонким днищем танка. Собака погибала. Некоторые авторы утверждают, что применение собак было малоэффективным. Hundeminen, как их называли немцы, дрессировались с применением советских танков, на поле боя иногда ошибались, пугались незнакомых немецких танков, бежали обратно и, в результате, подрывали советские машины.
Снова тренировка
Вожатый с короткого расстояния выбрасывал собаку из окопа, выпуская прямо на танк или под небольшим углом к направлению его движения. На собак надевали специальные универсальные вьюки, в которые вкладывались одна-две противотанковые мины ТМ-41 со взрывателями нажимного действия, снабженными удлиненным металлическим штырем-«антенной». Собака, приученная находить пищу под шум мотора работающего танкового двигателя, стремительно достигнув танка, попадала в мертвую зону и здесь безбоязненно бросалась под движущийся бронеобъект. В боевом состоянии штыри-«антенны» были подняты в вертикальном положении и когда собака заползала под танк, прут цеплялся за бронекорпус, отклонялся и, в свою очередь, надавливал на взрыватель, приводя его в действие. Мгновенно происходил подрыв мины.

Выводя из строя танк, естественно, погибала и собака. Попасть в бегущую собаку, учитывая узкий радиус стрельбы из танка, было очень трудно, тем более что передвигалась она гораздо быстрее, чем человек.
По данным советских источников, собаками было подбито до 300 танков противника.
в немецком источнике есть упоминание о уничтожении одного немецкого танка в октябре 1941 года на окраине города Карачев
летом 1943 года в битве на Курской дуге 12 немецких танков были уничтожены при помощи собак.

На марше
В июле 1941 года в боях под Черниговом в армии генерал-лейтенанта Лелюшенко собаки-подрывники подорвали 6 немецких танков, а в Приднепровье — почти 20 машин. Спустя полгода в донесении командующего 30-й армией генерал-лейтенанта Лелюшенко от 14 марта 1942 года говорилось: «В период разгрома немцев под Москвой пущенные в атаку танки противника были обращены в бегство собаками истребительного батальона. Противник боится противотанковых собак и специально за ними охотится».
Особенно отличились четвероногие подрывники при обороне Сталинграда. Так, в 62-й армии спецотряд под командованием майора Кунина уничтожил 42 танка и 2 бронемашины, а спецотряд старшего лейтенанта Шанцева — 21 танк.
На Ленинградском фронте в батальоне специального назначения, которым командовал майор П. А. Заводчиков, приучили собак со взрывчаткой в специальном вьюке пробираться по проходам в колючей проволоке, которые немцы оставляли для перебежчиков с нашей стороны. Попав в расположение противника, собаки забегали в бункера, бросались на двери ДЗОТов, блиндажей и других убежищ, где они чуяли людей. При этом взрыватели, вставленные в вьюки с толом, которые собаки несли на спине, задев за стенку или дверь, срабатывали и взрывали мину. Необходимые для таких мин специальные взрыватели были сконструированы в Ленинградском физико-техническом институте Академии наук СССР под руководством доктора физико-математических наук Н. М. Рейнова.
Собаки представляли проблему для немцев, поскольку танковый пулемёт располагался достаточно высоко и с трудом попадал в быстро перемещающуюся у поверхности земли собаку. Немецкое командование обязало каждого солдата пристреливать любую собаку, появляющуюся в поле зрения.

Эта собака, якобы, была особождена немцами от смертоносного груза.
Со временем солдаты вермахта стали применять против собак установленные на танках огнемёты, это оказалось достаточно эффективной мерой противодействия, однако некоторых собак остановить всё равно не удавалось.

Игровой набор по мотивам

Опять игрушки
Тренировка противотанковых собак продолжалась как минимум до июня 1996 года.

Есть сведения об использовании противотанковых собак движением Вьетминь во время Индокитайской войны в конце 40-х годов.
Кроме того, собаки использовались террористами для подрыва американских конвоев во время Иракской войны.

Военная мысль не стоит на месте.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *